Тайга у Белого моря

Когда мы планировали поездку в Карелию, хотелось чего-то необычного, того, что могло бы удивить нас и надолго бы отложилось в памяти. Согласитесь, а ведь это не так то и просто, если бывали в республике больше 15 раз, даже несмотря на ее масштабы.

Я знаю много добычливых и уловистых мест, прекрасных по своему! Но, а сколько же еще неразведанного остается? Места новые манят, – а вдруг там еще больше дичи, рыбы и природа… Такая особенная, что не поверишь явь это или сон.

Озера; реки; карельская тайга, особенно сосновые боры; разноцветные мхи; и скалы – хоть все это и незабываемо, но уже было. Нет, безусловно это тянет и заставляет возвращаться туда вновь и вновь, зависимость от севера – словно наркотик! Но в этот раз захотелось увеличить “дозу”. Забегая вперед скажу, что хоть мы и оказались все в тех же перечисленных местах, но было нечто особенное, что отделяло внешне похожую природу друг от друга – Белое море!

Заброска

Эх, как сложен и одновременно прекрасен был наш путь. Тонна вещей, которую мы долго и упорно грузили в три бедных казанки, все же вошла, хоть и с горкой. К слову, всю дорогу из дома до Чкаловского я только и думал лишь о том, удастся ли нам все загрузить и что, в крайнем случае, мы можем оставить на берегу.

Полуторачасовой путь по морю прошел, как хорошее кино, на одном дыхании.  Мы только и успевали смотреть по сторонам и разглядывать красоты беломорских островов. “… Обалденные острова где-то в далеке, … скалы то красные, то белые, то черные”, – описал свое впечатление Михаил. Штиль, солнце, запах моря – полная гармония, и даже монотонный звук моторов не омрачил ее.

Причалив к пристани, мы начали разгрузку и первый этап переноса. Он оказался самым простым, подготовительным. Всего-то перенести вещи через перешеек (метров 150), накачать наши лодки и перевести вещи по заливу моря до заветной тропы…

Тропа шла в гору и казалась нескончаемой, еще бы мы с Василием сразу понесли наш самый тяжелый мотор. По дороге, то и дело спрашивая у возвращающихся за второй порцией вещей мужиков  сколько нам осталось, получали ответы: “Eще половина пути”, “Еще триста шагов…”, и еще метров через сто снова: “Еще метров триста…” К слову, расстояние было не более 700 метров, но каких!

Главное не перегрузиться, говорил я про себя, лучше сделать еще одну ходку, но после третьей, взяв явно больше своих сил, просто упал отдохнуть…

Итак, перед нами первое озеро, которое нужно пройти. Самое главное загрузить нашу пвх малютку, да так, чтобы ничего не вывалилось из нее, ведь она то шла прицепом.

Да как пошла, мотаясь то в лево, то вправо, не давала толком насладиться красотой этого озера, заставляя все время посматривать на себя.

Лесной перешеек между озерами был самым коротким участком, не больше 70 метров, но силы иссякли на столько, что сумку с патронами, которую я переносил ранее одной рукой, одновременно с другими вещами, еле дотащил двумя.

Оставалось взять второе озеро и мы в избе.

Охота

Рябчики по всюду, просто нашествие рябчиков. Стоит только немного отойти от избы, как тут же срывается один, а чаще даже целый выводок этой птицы. Безусловно, охота с манком на рябчика поздней осенью интересна, но это был не наш случай. Пересвистываться с рябчиком довольно долгое занятие, а время мы на него терять не хотели, ведь в мыслях была более крупная боровая дичь. Нет, конечно же по-классике мы тоже взяли этот маленький трофей и не один, но чаще мы шли, изредка посвистывая, высматривая поднявшихся после набегов нашей лаечки Кери и рассевшихся неподалеку рябцов, часто били влет. У нас даже был свой домашний рябчик, который поселился прямо возле избы и напевал нам свою песню каждое утро. Его мы не трогали…

А еще были утки, хоть и немного, но они разнообразили наш рацион. В чехле с лодкой обнаружились несколько чучел, которые сразу же были расставлены на воде, в месте впадения реки, течение которой заставляло их шевелиться. Да так натурально, что даже нашей собачке показались они живыми. Поэтому утки не брезговали и периодически подсаживались к их резиновым собратьям. В основном в течение дня, утром и вечером лет был совсем слабым…

Становление русской лайки Кери. С первого же дня, пока еще хозяин д. Миша отдыхал после тяжелой переброски, собака пошла со мной и отцом на охоту. Изначально не мы и не она не знали, как нам этой троицей охотиться на рябцов. Лайка срывала нам их вдалеке и даже заприметив заветное дерево, куда расселась дичь, мы не могли подойти к нему на расстояние выстрела, Кери тут как тут подбегала и начинала резвиться возле него, срывая рябчика все дальше и дальше. А иногда заприметив птицу, могла просто сидеть, не подавая никакого голоса, и только случай позволял увидеть сквозь густую карельскую тайгу, что собака пристально вцепилась взглядом в дерево, а не работает сейчас поиском.

В защиту собаки стоит сказать, что не так уж и много опыта у нее было по боровой, особенно по рябчику, да и по охоте в целом. Еще бы, Михал Петрович не зря выбрал все еще богатые на боровую дичь места Тверской губернии, чтобы на заслуженной пенсии поселиться там в пустой деревне возле леса и заниматься своим любимым делом – охотой. Но кто же знал, что через несколько лет, коммерческие интересы одних людей поставят точку над мечтой другого обычного человека, запретив охоту в тех краях. Не ужели, нельзя сделать исключение, для всего лишь одного местного жителя и закоренелого охотника?!

Но лаечка росла на глазах. Правильно говорят, что собака умнеет на каждой охоте. Чувствуя, что мы рядом, Кери стала молча указывать на рябчика, направляя свою морду в его сторону. А если она заприметила птицу вдалеке от нас, то начинала… Нет, не лаять, а поскуливать. И это помогало иногда удержать столь не усидчивую дичь, а нам идти на зов. Несколько раз я даже не поверил собаке, долго высматривая верхушки деревьев рядом с зависшей в одном положении Кери, и когда я уже всячески потерял усидчивость и изготовку, так сразу рябчик срывался по самому сложному для стрелка направлению.

Лесные походы. Тропа, ведущая к соседнему озеру, была единственной и весьма короткой, не более двух километров. Все остальное время мы ходили лесом, по компасу и карте, с вечными ориентирами в виде возвышенностей под 300 метров и следующими за ними болотами. Но непокидающий голову желанный трофей главаря боровой дичи – глухаря, заставлял с каждым разом уходить все дальше и дальше. Туда насколько хватало сил, порой даже не думая про обратную дорогу. Та немногочисленная ягода, можно сказать практически полностью отсутствующая в год нашей поездки, не могла утолить наш голод в походе, поэтому рюкзак еще утяжелял шматок сала. К сожалению, последним ни глухарь, ни тетерев не располагали, поэтому практически полностью покинули те места. Практически я написал потому, что все же именно д. Мише посчастливилось поднять глухаря и не так далеко, куда мы обычно забирались. Места знать надо! Но даже выпытав дислокацию и отправившись туда же на следующий день, мне так и не посчастливилось добыть эту осторожную птицу.

Обратный путь по уже известному маршруту оказался с сюрпризом. Решили мы сорваться на день раньше из избы, чтобы испытать свою рыболовную удачу на море. Стоит сказать, что оторвались мы тогда знатно, кумжа клевала через заброс, и размерчик был уже не плохой, от 500 грамм до килограмма. Настолько увлеклись ловлей, что дождь нам был не помехой, и даже мой порванный сапог, набирающий воду, не убавил мне азарта. Время летело не заметно, однако, периодически посматривали на часы, почему же за нами не едут?! И вот, когда мы уже смирились с тем, что нам придется ночевать еще одну ночь у моря, полагая, что казанки не смогли выйти в море по каким-либо причинам, показалось старое рыболовецкое судно. Капитан Гавриил подошел и спокойным голосом спросил: “Это вас тут, чтоль забрать нужно?” Мы успокоились, и начали грузить вещи в судно. Предположения оправдались, казанки не смогли придти за нами из-за шторма… Мы то были в заливе и высокие скалы на островах не давали оценить всю серьезность обстановки. “Сколько же нам идти обратно?”,- спросил я.  “Шесть – восемь часов”, – ответил капитан. И увидев наши изменившияся от удивления лица, Гавриил любезно предоставил нам спирт, и мы отправились.

“Приезжайте на курорты Белого моря. Чистый спирт, холодный воздух и горячее сердце”, – сказал на камеру Михаил в начале нашего пути. Тогда это еще казалось забавным приключениям, но дальше было не до съемок. На палубе мы мокрые насквозь, обдуваемые сильным ветром, и сплошная соль, стекающая по лицу… А в трюме темно, поэтому свободное падение заставляло душу уходить глубоко вниз…

Шли мы шесть с половиной часов. Спасибо капитану Гавриилу, что забрал и довез нас, ведь как оказалось, никто кроме него не решился выйти в море.

1 комментарий
  1. Виктор 5 часов назад

    Шикарный отчет, а еще интереснее было посмотреть видео! Просто класс!

Оставить комментарий

©2018 HUNFIS (ХУНФИС) - интернет журнал об охоте и рыбалке

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account